metakafe.lv

Новости

Замки Италии

Результаты опросов











Новости -> Красные идут!, или Шаткие основы мигрантофобии

Красные идут!, или Шаткие основы мигрантофобии

08.01.2007 16:26


Прочитав опубликованную 30 октября статью Яниса Ошлейса "Ввоз рабочей силы — плюсы и минусы", я обнаружил в ней много распространенных заблуждений. Удивление вызвал и симплицизм риторики г-на Ошлейса, подкрепленный утверждениями вроде "чем латгальцы хуже молдован" и выборочным цитированием работ исключительно американских ученых. Осмелюсь изложить альтернативную точку зрения по данному вопросу.

Мечта не для всех

Начать с того, что в силу объективных факторов — таких, как языковой барьер, культурные различия, способ трудоустройства и т.п., в США испаноязычные иммигранты первого поколения чувствуют себя куда менее комфортно, чем молдавские или украинские гастарбайтеры в Риге. Американский случай в принципе уникален: по разным подсчетам, иммигранты составляют 16-17% населения, включая 3-4% нелегалов, что в переводе на латвийские масштабы означает 360-390 тысяч человек. Думаю, что ни через пять, ни через пятнадцать лет столько иммигрантов в Латвии точно не появится. Другой вопрос, кто в понимании г-на Ошлейса иммигрант?

Говоря о негативных последствиях ввоза дешевой рабочей силы, г-н Ошлейс цитирует исследование Джорджа Борхаса о влиянии количества иммигрантов на доходы местных разнорабочих в США (Borjas, 2003). Изучив динамику иммиграции и заработной платы в США в 1980-2000 гг., Борхас приходит к выводу, что наплыв иммигрантов приводит к значительному (на 8,9%) снижению заработной платы местных разнорабочих. Правда, речь идет об очень существенном (на 11%) увеличении предложения рабочей силы за счет иммигрантов; при этом средняя зарплата всех местных работников снижается всего на 3,2%.

Ничуть не умаляя значимости работы профессора Борхаса, замечу, что его регрессиях не учтен эффект аутсорсинга (экспорта трудоемкого производства в страны с дешевой рабочей силой). Почему он важен? Представьте себе ситуацию: приграничный городок где-нибудь в Аризоне, где закрытие фабрики спорттоваров (игрушек, бытовой техники) совпало с началом строительства коттеджного поселка. Понятно, что в таком случае за возможность проводить по двенадцать часов на сороградусной жаре развернется нешуточная конкуренция. Как вы думаете, кто победит?

Ястребиная логика

В целом позиция г-на Ошлейса созвучна риторике радикального крыла Республиканской партии: надменный отказ предоставить амнистию (и возможность добросовестно платить налоги) нелегальным иммигрантам парадоксальным образом уживается с поминутной констатацией непомерных расходов на их "содержание". Кроме как абсурдным, утверждение г-на Ошлейса о том, что в сухом остатке польза от низкоквалицифированных иммигрантов "всегда близка к нулю", не назовешь. В исследовании Гордона Хансона (Hanson, 2007), на которое ссылается г-н Ошлейс, ущерб от нелегальной иммиграции оценен в 0,07% от ВВП США. Для сравнения: по данным еженедельника Economist, только в будущем году на усиление границы с Мексикой правительство США собирается потратить "всего" 13 млрд. долларов (0,1% от ВВП).

Впрочем, нативизм — ровесник американской государственности. Полтора столетия назад потомки англосаксонских протестантов объединились в движение Know Nothing, целью которого стало ограничение иммиграции полуголодных ирландских католиков. Спустя столетие праправнук "культурно чуждых" и "низкообразованных чернорабочих" Джон Кеннеди был избран президентом США. Политика "плавильного тигля" по-прежнему работает без осечек: дети иммигрантов вырастают полноценными американцами, стремящимися получить хорошее образование и высокооплачиваемую работу. К слову, сам Борхас — американец кубинского происхождения, переселившийся в США в двенадцатилетнем возрасте.

Энтузиазм. Голый

В сущности, проблемы Латвии сводятся к хрестоматийной дилемме развивающихся стран: как остановить стремительное удорожание рабочей силы и сопутствующую эрозию конкурентноспособности, сведя иммиграцию к минимуму? Г-н Ошлейс лукавит, утверждая, что удвоение чистой прибыли латвийских предприятий свидетельствует о том, что большинство предпринимателей "успешно справляется с ростом зарплат". По данным Dienas bizness, в прошлом году на десятку самых рентабельных латвийских компаний пришлось 30% от всей чистой прибыли зарегистрированных в стране предприятий. К слову, в их числе пять банков, три квази-монополии (Latvijas valsts meži, Latvenergo, и Lattelecom), и два оператора мобильной связи. Ну не может Латвия в одночасье превратиться в первозразрядного экспортера дорогостоящих товаров и технологий. Подобная трансформация невозможна без многомиллиардных инвестиций в инфраструктуру — коммуникации, образование, госуправление.

Целенаправленное привлечение высококвалицифрованных специалистов — хорошая идея, но ГДЕ они будут житьи работать? Кто построит новые дороги, мосты, заводские корпуса, дома, школы, и больницы? Неужели те 167 тысяч человек теоретических "трудовых резервов"? Вот она суровая действительность: по прогнозам Минблага ЛР, при сохранении статуса-кво уже к 2012 г. дефицит рабочей силы превысит 260 тысяч (пятая часть от общего предложения), а к 2029 г. — 700 тысяч (70%)!

Собратья по (не)счастью

Анализируя перспективы ввоза иностранной рабсилы в Латвию, я обратился к опыту Чехии и Греции — двух стран, столкнувшихся в последние годы с существенным притоком иммигрантов. В исследовании Милады Хораковой (Horáková, 2007), охватываюшем тенденции иммиграции рабочей силы в Чешской Республике в период с 1993-2007 гг., говорится, что иммигранты с видом на жительство составляют 3% от общего числа жителей и 5,5% от трудостроенного населения страны. Крупнейшими этническими группами являются словаки (105 000), украинцы (70 000), и вьетнамцы (24 000). Больше всего иммигрантов трудоустроено в таких отраслях, как строительство, операции с недвижимым имуществом, добыча полезных ископаемых, и торговля. Лишь пятая часть иммигрантов подпадает под категорию высококвалицифицированной рабочей силы. Впрочем, как утверждает доктор Хоракова, "уровень безработицы среди чехов на занятости иностранцев отражается лишь несущественно… попросту заменить иностранцев на безработных чехов представляется невозможным".

Греция — яркий пример того, как отсутствие понимания между бизнесом и государством в области иммиграции приводит к эскалации социальной напряженности. Согласно исследованию ОЭСР (2005 г.), с начала 1990-х приток иностранцев увеличил общее предложение рабсилы на 5-10%, тем самым ускорив темп роста экономики. Вместе с тем, как отмечают авторы исследования Хельмут Цигельшмидт и Вассилики Кутсогеоргопулу (Ziegelschmidt, Koutsogeorgopoulou, 2005), "из-за неэластичности греческого рынка труда и значительной роли теневой экономики, многочисленные нелегальные иммигранты благополучно трудоустроены, в то время как среди греческого населения сохраняется стабильно высокий уровень структурной безработицы". Мол, албанцы-нелегалы готовы трудиться за гроши, лишь бы не допустить эллинов к работе.

В действительности работы хватило бы всем, однако из-за рисков, сопряженных с увольнением сотрудников работодатели не спешать создавать новые рабочие места. По мнению авторов, проблема решаема: правительству следует упростить трудовое законодательство, увеличить инвестиции в образование (читай, в производительность труда), а также позаботиться о привлечении дополнительных рабочих рук. Чем не дельный совет для Латвии?

Время действовать

Будучи убежденным сторонником либерализации латвийского рынка труда, я все же не пытаюсь идеализировать те неприятные последствия, которые за собой повлечет данный шаг. Проблема номер один — это, безусловно, "социальный демпинг". Причина этого феномена кроется в том, что зарплаты приезжих в большей степени зависят от уровня жизни на их родине, нежели от объективного соотношения цен и доходов в экономике принимающей страны. Но насколько обоснованно это соотношение сейчас, когда доходы населения растут на 30-40 процентов в год? И стоит ли титульной нации так бояться наплыва восточных славян? Г-н Ошлейс заблуждается, усматривая в странах СНГ главный источник дешевой рабсилы. И в России, и в Украине заработная плата растет почти так же стремительно, как в Латвии, а демографическая ситуация куда плачевней.

Среди латвийских нативистов преобладает мнение, что от необходимости привлечения иммигрантов нас спасет крупномасштабная автоматизации экономики. Но как быть с дворниками, продавцами, водителями автобусов, подсобными рабочими на стройке? Незадействованные ресурсы? На собственном опыте знаю, что не рвутся латгальцы на лесопилку или швейную фабрику за триста латов "грязными". Слишком велик соблазн уехать в Ирландию. Платить больше? Но тогда и квалицификация должна быть соответствующая, чтобы можно было конкурировать с немцами и итальянцами, а не с индусами и бангладешцами.

В общем, вместо того чтобы идти на поводу у профсоюзов и деятелей националистического толка, правительство должно безотлагательно разработать программу упрощенного ввоза рабочей силы, принимая во внимание демографические реалии и потребности предпринимателей.


Источник: Алексей Прокофьев

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий








Из архива...

С фермы в Швеции сбежали 17 тысяч норок | 05. 10. 2010
На Кипре нашли финикийскую крепость | 19. 06. 2010
Бутылка виски убьет любого | 02. 02. 2006
Пиршество могильщиков | 11. 02. 1998
Итальянские власти обозлились на моду | 01. 07. 2006
 

© 2011 metacafe.lv